Національний музей-садиба М.І. Пирогова Українська мова Руский язык English language
Н.И. Пирогов
Національний музей-садиба М.І. Пирогова"Быть счастливым счастьем других - вот настоящее счастье, вот жизни земной идеал."
Про музей Експозиції Наукова діяльність Послуги Фотогалерея Контакти Державні закупівлі Оголошення
Ми живемо на землі не для себе тільки... Вклад Н.И. Пирогова в развитие отечественного хирургического инстументария Пирогов — учасник Кримськой компании 1853-1856 гг. Микола Пирогов і недільні школи Н.И. Пирогов и Демидовские премии Національний музей-садиба М. И. Пирогова. Хвороба, смерть і поховання М. І. Пирогова Чудовий пам’ятник вітчизняної медицини

Н.И. Пирогов — участник Крымской кампании 1853-1856 гг.

(К 150-летию героической обороны Севастополя).

Мартынова З. С., Антощук К. Ф., Фоменко Л. И., Вихристюк Г. И.
Национальный музей-усадьба Н. И. Пирогова.

Пирогов — учасник Кримськой компании 1853-1856 гг.
Исполнилось 150 лет со времени участия Н.И.Пирогова в Крымской войне 1853-1856 гг. Это один из самых ярких и плодотворных периодов врачебной и организаторской деятельности гениального ученого, хирурга, творца военно-полевой хирургии и основателя отечественного Общества Красного Креста.

4 октября 1853 года между Россией и коалицией государств, в которую входили Великобритания, Франция, Турция и Сардинское королевство, началась война за господство на Ближнем востоке.

Севастополь стал главным театром военных действий. Ожидая со дня на день осады города, солдаты и матросы стояли на бастионах и в окопах в холодной грязи, без теплой одежды, полуголодные и плохо вооруженные. Им предстояло зимовать в траншеях, блиндажах и палатках.

Подвоз продовольствия, пороха и снарядов был нерегулярным и недостаточным. А бомбардировка внесла большие изменения в жизнь города и его внешний облик. Теперь это был военный лагерь с батареями и баррикадами на улицах. Неприятель разрушил водопровод, остались только колодцы с солено-горькой водой, которой защитники города пользовались в течение всей осады.

13 (25) сентября началась героическая 349-дневная оборона Севастополя, которая вошла в историю, как бессмертный подвиг нашего народа. На небольшом клочке земли в течение почти года были сосредоточены и вели активные действия войска крупнейших государств Европы. Наша армия несла огромные потери. Оказание помощи раненым и больным осложнялось тем, что развернутая в Севастополе сеть перевязочных пунктов, лазаретов и госпиталей, значительно пострадавших от беспрерывной бомбардировки города, испытывали огромные трудности в снабжении медицинским имуществом, перевязочными средствами и медикаментами, так как соответствующих запасов и плановой системы снабжения не существовало. Не была она создана и в течение всей войны.

В это время к Севастополю было приковано внимание не только всей России, но и мировой общественности. "В ту незабвенную эпоху каждое сердце в Петербурге билось сильнее и тревожнее, ожидая результата битвы при Инкермане", - вспоминал Н.И.Пирогов спустя двадцать лет [1950]. События в Крыму глубоко волновали Николая Ивановича и он настойчиво просит разрешения отправиться на театр военных действий, чтобы "употребить свои силы и познания для пользы армии на боевом поле" [1950].

Что же побудило ученого, прославленного хирурга, доктора медицины, автора ряда научных трудов, известных всему миру, изъявить желание ехать в осажденный, истекающий кровью Севастополь? Известно, что Н.И.Пирогов с молодых лет отличался верным и самоотверженным служением высоким принципам и идеалам, а его размышления о цели жизни, о долге врача и человека были проникнуты высокой нравственностью, гражданственностью, гуманностью и глубоким чувством патриотизма. Его жизненное кредо определялось в содержании одного из писем жене из осажденного Севастополя: "Мы живем на земле не для себя только, вспомни, что пред нами разыгрывается великая драма, последствия которой  отзовутся, может быть, чрез целые столетия; грешно, сложив руки, быть одним только праздным зрителем, кому Бог дал хоть какую-нибудь возможность участвовать в ней... Тому, у кого не остыло еще сердце для высокого и святого, нельзя смотреть на все, что делается вокруг нас, смотреть односторонним эгоистическим взглядом..." [1907].

В октябре 1854 г. Н.И.Пирогов в сопровождении врачей А.Л.Обермиллера, В.С.Сохраничева и фельдшера И.Калашникова выехал в действующую армию. Из 349 огненных дней героической обороны города ученый провел в Крыму 282 дня. Впоследствии, в своём труде "Начала общей военно-полевой хирургии" он писал: "Я никогда не забуду моего первого въезда в Севастополь. Это было в позднюю осень в ноябре 1854 года. Вся дорога от Бахчисарая на протяжении 30 верст была загромождена транспортами раненых, орудий и фуража. Дождь лил, как из ведра, больные и между ними ампутированные лежали по-двое и по-трое на подводе, стонали и дрожали от сырости; и люди и животные едва двигались в грязи по колено; слышались вопли раненых и карканье хищных птиц, и крики измученных погонщиков, и отдаленный гул севастопольских пушек. Поневоле приходилось задуматься о предстоящей судьбе наших больных. Предчувствие было неутешительно. Оно и сбылось" [1950].

Первое знакомство с обстановкой в госпитале и на перевязочных пунктах поразило ученого. Условия были ужасные. Раненые лежали вперемешку с тифозными больными, только что прооперированные рядом с гангренозными. Не хватало буквально всего: и врачей, и перевязочных материалов, и коек. И Пирогов "целых 10 дней почти с утра до вечера должен был оперировать тех, которым операции необходимо было делать после битвы, а с тех пор прошло уже 2-3 недели" [1854].

Перед Николаем Ивановичем вставало множество сложнейших, требующих рационального, неотложного решения проблем, касающихся организации и тактики медицинской службы в конкретных условиях осажденного города. Ученый умел быстро находить главное в самой сложной обстановке. Будучи независимым от госпитального начальства всех рангов, он принялся наводить порядок, проявив себя не только как блестящий хирург, но и талантливый организатор и администратор медико-санитарного обеспечения боевых действий войск. Его заслуга состоит в том, что новым по тому времени видам вооружения и особенностям тактики военных действий в условиях длительной осады города, он сумел найти и противопоставить соответствующие формы организации и тактики военно-медицинской службы. Это дало возможность отечественной медицине выполнить тяжелейшую задачу обеспечения медицинской помощью войск и населения осажденного Севастополя.

Н.И.Пирогов писал: "Я убежден из опыта, что к достижению благих результатов в военно-полевых госпиталях необходима не столько научная хирургия и врачебное искусство, сколько дельная и хорошо учрежденная администрация" [1961]. Он подчеркивал, что никакие, даже самые искусные операции и эффективные способы лечения не дадут результатов, если раненые и больные будут находиться во вредных для здоровья условиях. Впоследствии, в своих трудах по военной медицине он четко сформулировал роль и значение медицинской администрации на войне: "Не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны" [1879].

Ученый указывал, что в военное время успехи лечения больше зависят от правильного врачебно-медицинского распоряжения, чем от искусства врачей, и "если врач не предположит себе главной целью, прежде всего, действовать административно, а потом уже врачебно, то он совсем растеряется и ни голова его, ни рука не окажут помощи" [1941].

В период обороны Севастополя Н.И.Пирогов впервые в мире осуществил сортировку раненых и больных в зависимости от характера и места ранения.

Всех поступающих на перевязочный пункт Пирогов делил на пять категорий: 1) безнадежные и смертельно раненые; 2) тяжело и опасно раненые, требующие безотлагательной помощи; 3) тяжело раненые, требующие также неотлагательного, но более предохранительного пособия; 4) раненые, для которых непосредственно хирургическое пособие необходимо только для того, чтобы сделать возможную транспортировку; 5) легко раненые или такие, у которых первое пособие ограничивается наложением легкой повязки или извлечения поверхностно сидящей пули" [1941].

Спустя много лет в своем труде "Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 году" он писал: "Я первый ввел сортировку раненых на севастопольских перевязочных пунктах и уничтожил этим господствующий там хаос. Я горжусь этой заслугой" [1871 ].

Введение сортировки знаменовало собой новый этап в развитии системы оказания помощи раненым, так как позволяло с возможной полнотой использовать наличный врачебный персонал, которого в военное время всегда не хватало, и своевременно оказывать помощь в первую очередь той категории раненых, которые в ней действительно нуждались.

Н.И.Пирогова очень волновала и проблема транспортировки раненых. "Самая ужасная вещь - это недостаток транспортных средств, отчего больные постепенно накопляются в различных местах, должны поневоле оставаться иногда целые дни и ночи на полу без матрацев и без белья и терпеть от перевозки в тряских телегах и по сквернейшей дороге. Смотря на этих несчастных, благодаришь Бога и миришься со всеми лишениями, видя, что есть люди, которые без ропота переносят то, что казалось бы невыносимым для человека" [1950]. В таком положении раненых везли 500 и более верст, и они сотнями гибли в пути. С наступлением зимы многие из них получали тяжелые обморожения.

Николаю Ивановичу стоило больших усилий добиться согласия властей на создание врачебно-транспортных отделений, которые должны были сопровождать раненых. Свои взгляды на организацию эвакуации раненых Н.И.Пирогов подробно изложил в докладных "О транспорте и организации транспортного отделения врачей" и "О состоянии транспорта и госпиталей, лежащих вблизи театра войны в Крыму", которые сыграли очень большую роль в улучшении медицинского обеспечения в период войны.

Многое в первых транспортах было несовершенно. Но все же главная задача - планомерная эвакуация раненых - осуществлялась с успехом. Важно было то, что транспортировка раненых и больных воинов окончательно перешла от интендантов в руки медицинской части.

Одной из выдающихся заслуг ученого в истории военной медицины является внедрение и широкое применение гипсовой повязки на поле боя, как одного из основных средств лечения огнестрельных повреждений кости. "...Гипсовая повязка в первый раз введена мною в военно-госпитальную практику в 1852-м, и в военно-полевую в 1854 годах, наконец,... взяла свое и сделалась необходимою принадлежностью полевой хирургической практики. Я позволю себе думать, что введение мною гипсовой повязки в полевую хирургию, главным образом содействовало и распространению в полевой практике сберегательного лечения" [1879]. Кроме этого она также дала возможность эвакуировать раненых с огнестрельными переломами трубчатых костей и ограничила до минимума ампутации, дававшие огромный процент смертности.

Не меньшим вкладом ученого является применение им, впервые в мире, эфирного наркоза в военно-полевой практике. Н.И.Пирогов писал: "Я первый испытал анестезирование на поле сражений при осаде Салты в Дагестане в 1847 г." [1944]. Это повлекло за собой облегчение тяжелых страданий и спасение многих тысяч жизней. И совершенно не случайно ученый с гордостью заявлял о приоритете отечественной науки в данном вопросе: "Опередив Европу... нашими действиями показываем всему просвещенному миру неоспоримо благодетельное действие эфирирования над ранеными на поле самой битвы. Мы надеемся, что отныне эфирный прибор будет составлять, точно так же, как и хирургический нож, необходимую принадлежность каждого врача во время его действия на бранном поле" [1847].

В Крымскую войну, за небольшим исключением, ни одна операция не была сделана без хлороформа. "Значительных операций, сделанных в Крыму в течение 12 месяцев с помощью анестезирования, простиралось до 10000 без единого случая смерти" [1944].

По инициативе ученого в Севастополе впервые в истории отечественной и зарубежной медицины на театр военных действий были привлечены сестры милосердия. Большую помощь в этом ему оказала великая княгиня Елена Павловна, отдавшая много сил и времени делу благотворительности. Под её попечительством находились Максимилиановская больница, Повивальный институт, приюты для детей-сирот и беспризорных, бесплатные столовые для больных, школы. Она пользовалась "влиянием на Николая I и Александра II" [1881]. В 1854г., когда началась осада Севастополя, у Елены Павловны созрел "гигантский план - основать организованную женскую помощь больным и раненым" [1950]. Для реализации своей идеи она нашла в Н.И.Пирогове единомышленника, предложив ему подобрать медицинский персонал и взять на себя управление всем делом. Николай Иванович впоследствии писал, что видел до того женскую службу в госпиталях и больницах, "но ещё нигде не было испробовано посылать женщин на поле битвы" [1950].

25 октября 1854 г. Еленой Павловной был утверждён устав Крестовоздвиженской общины. Одновременно она обнародовала воззвание о помощи больным и раненым "Ко всем русским женщинам, не связанным обязательствами семейными, желающим принести свою долю жертвы и добра... Отчизне" [1878]. Многие женщины различных слоев населения горячо откликнулись, изъявив желание отправиться в Крым и принять участие в уходе за ранеными севастопольцами. Крестовоздвиженская община в короткий срок была укомплектована. Женщины в течение 2-3 месяцев проходили подготовку в Петербурге.

Н.И.Пирогов с большим уважением относился к деятельности Елены Павловны. В одном из своих писем он писал: "Великая княгиня содержит в себе много превосходного: она принадлежит к недюжинным личностям, и если что можно сделать хорошего, то именно через неё" [1950].

24 ноября в Крым во главе с А.П.Стахович прибыло 1-е отделение сестёр милосердия Крестовоздвиженской общины в составе 28 человек. В своём письме к жене в декабре 1854 года Н.И.Пирогов сообщал: "Дней пять тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская община сестёр, числом до тридцати... Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают на операциях, раздают чай и вино. Присутствие женщины, опрятно одетой и участием помогающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий" [1854]. Вскоре в осажденный Севастополь приехало еще несколько отделений самоотверженных женщин.

Организация и содержание деятельности Общины были разработаны Н.И.Пироговым, который видел в ней, прежде всего, медицинское учреждение со специализацией труда сестёр. Поэтому сразу же по прибытии в Крым, он разделил их на сестёр - перевязочных, аптекарш и хозяек.

Николай Иванович составил "Инструкцию сестрам на время их дежурства в госпиталях и перевязочных пунктах", подробно изложив в ней все их обязанности. Впоследствии он выделил группу транспортных сестёр, которые должны были сопровождать раненых в пути. Для них была также написана специальная инструкция.

Под руководством Н.И.Пирогова сестры милосердия работали в перевязочных и операционных, ухаживали за ранеными в палатах, приготовляли лекарства в аптеках, следили за выдачей пищи, помогали готовить её, наблюдали за тем, чтобы интересы раненых не страдали из-за воровства интендантских чиновников. При исполнении своих обязанностей они не боялись ни неприятельских пуль и снарядов, ни "ужасающего зрелища самых страшных разрушений человеческого тела". Условия работы были очень тяжёлыми. В армии свирепствовали смертельные осложнения огнестрельных ран, эпидемии заразных болезней, уносящих тысячами защитников Севастополя. Сами сестры становились жертвами этих болезней, и многие из них погибли в Крыму. Поэтому Николай Иванович написал для них обращение "для прочтения и исполнения", в котором требовал, чтобы они следили за своим здоровьем, вовремя питались, учил, как уберечься от заразных болезней. И сестры платили ему искренней любовью за его постоянную заботу. В своих воспоминаниях старшая сестра Е.М.Бакунина писала, что Николай Иванович всегда там, где более всего нужен "неутомимо работавший, живой, одушевлённый и возбуждающий в других одушевление и ревность к труду" [1898].

Ближайшими помощницами Н.И.Пирогова были старшие сестры милосердия - Екатерина Михайловна Бакунина (племянница фельдмаршала М.И.Кутузова), которую называли идеалом сестры милосердия; Елизавета Петровна Карцева, по словам Николая Ивановича, сумевшая обратить "обязанность сестры в духовное призвание жизни"; Екатерина Александровна Хитрово, которая своим личным примером способствовала воспитанию в сестрах высокой нравственности, в октябре 1855 г. он писал жене: "Я принялся с энергией за Общину... Всякий вечер до первого часа я провожу с Хитровой, Бакуниной и Карцевой - три столба Общины... Бакунина удивительная женщина: она, с её образованием, работает, как сиделка, ездит с больными в транспорте и не слушает никаких наветов... Хитрова -опытная женщина, по делам Общины мне много помогает... Карцева принялась совестливо за дело, и мы в семь дней так поставили запущенный госпиталь на ногу, что теперь не узнаешь" [1950].

В это же время в Крыму стало широко известным и популярным имя Даши Севастопольской. Ее называли "Женщиной из легенды". Дочь матроса, погибшего в Синопском сражении, переодевшись в матросский костюм и снарядив свою повозку ветошью, корпией, уксусом, отправилась вслед за русскими войсками к реке Альме. Там она организовала первый на театре Крымской войны импровизированный перевязочный пункт, а сама стала первой сестрой милосердия. "Знаменитая Дарья" [1950]-так отзывался о ней Н.И.Пирогов. Имя Даши стало символом мужества, храбрости, самоотверженности. Царь Николай I пожаловал девице Дарье золотую медаль на Владимирской ленте с надписью "За усердие" и 500 рублей серебром. Даша Севастопольская (Михайлова) умерла в 1910 году в г.Севастополе и похоронена на Корабельной стороне. На том месте, где стоял её домик, установлена мемориальная доска. Подвиг этой смелой женщины увековечен на живописном полотне панорамы "Оборона Севастополя 1854-1855 гг.", а в 1974 году в нише панорамы помещен скульптурный бюст героини. В ознаменование 150-летия со дня её рождения была учреждена медаль имени Даши Севастопольской, которой награждаются самые достойные медицинские сестры, обладающие такими качествами, как преданность своей профессии, бескорыстие, чуткость, доброта, умение сострадать.

В знак заслуг сестер милосердия в Крымской войне Комитет Крестовоздвиженской общины учредил памятный серебряный позолоченный крест. Многие из них были награждены бронзовыми медалями в память защиты Севастополя.

В начале 1855 г. стало известно имя англичанки Флоренс Найтингейл, которая с группой сестер милосердия также выехала на театр военных действий. Отстаивая приоритет русских в организации женской помощи раненым на поле брани, Н.И.Пирогов писал: "О мисс Найтингейл и ее "высокой души дамах" мы в первый раз услышали только в начале 1855 года... Мы не должны дозволить никому переделывать до такой степени историческую истину. Мы имеем долг истребовать пальму первенства в деле столь благословенном и ныне всеми принятом" [1950].

По возвращении из Крыма Н.И.Пирогов написал "Исторический обзор действий Крестовоздвиженской общины сестер попечения о раненых и больных в военных госпиталях в Крыму и Херсонской губернии с 1 -го декабря 1854 по 1 декабря 1855", где, анализируя действия сестер, дал оценку их деятельности: "Настоящие и прошедшие события предвещают будущее. Будущее Крестовоздвиженской общины предзнаменуют действия ее сестер, изложенные здесь без всякого пристрастия правдолюбивыми очевидцами и заслуживающие остаться в памяти современников" [1907].

Крестовоздвиженская община сестер милосердия, работавшая в Крыму, стала прообразом будущих организаций Красного Креста.

Ближайшими помощниками Н.И.Пирогова в тяжелые дни обороны Севастополя были врачи В.И.Тарасов, К.А.Пабо, А.Реберг, С.П.Боткин, А.Л.Обермиллер, Л.А.Беккерс, П.А.Хлебников, хирурги Э.В.Каде, А.И.Тюрин. Это были не только высококвалифицированные специалисты, но и яркие личности.

Известный петербургский хирург середины XIX века Эрнст Васильевич Каде (1817-1889 гг.) на протяжении 30 лет работал в Мариинской больнице для бедных. 16 лет был ее главным врачом. Исключительную любовь к своей профессии он объединял с настоящей заботой о больных. Во время Севастопольской кампании поехал в Крым вслед за Н.И.Пироговым для оказания помощи раненым.

Людвиг Андреевич Беккерс (1832-1862) после окончания Московского университета, поступив на военную службу, был направлен во Второй военно-сухопутный госпиталь в С.-Петербург. Здесь на молодого талантливого врача обратил внимание Н.И.Пирогов. В Крыму под руководством ученого, оказывая помощь раненым, Л.А.Беккерс получил достаточно большой хирургический опыт.
Сергей Петрович Боткин (1832-1889) сопровождал Н.И.Пирогова в его второй поездке в Севастополь и на протяжении нескольких месяцев работал ординатором в Симферопольском военном госпитале. И именно под влиянием Н.И.Пирогова в сознании С.П.Боткина зародилась идея новой дисциплины - военно-полевой терапии.

Александр Леонтьевич Обермиллер (1837-1892) после окончания Медико-хирургической академии в 1853 году был направлен ординатором во Второй военно-сухопутный госпиталь. Он на протяжении полугода работал с Н.И.Пироговым в Севастополе и был его бессменным спутником и помощником.

Заслуженной репутацией среди защитников Севастополя пользовались Василий Иванович Тарасов и младший врач морского госпиталя Владимир Сергеевич Кудрин, работавшие вместе с Николаем Ивановичем на Главном перевязочном пункте в доме Дворянского собрания.

Высоко оценивая самоотверженную деятельность врачей, Н.И.Пирогов написал по этому поводу специальную докладную записку "О награждении и содержании врачей", в которой отмечал, что их "заслуги во время осады Севастополя очевидны и неоспоримы... Они трудились день и ночь, оказывая помощь пострадавшим за отечество" [1961].

Все тяготы фронтовой жизни вместе с отечественными врачами делили и иностранные врачи. Всего их было 121 человек. Часть из них поступила на действительную службу на одинаковых правах с нашими врачами, другая же часть - по контракту. 43 американских врача пересекли океан, чтобы по зову сердца встать плечом к плечу с медиками осажденного Севастополя.

После окончания войны оставшиеся в живых американские врачи-добровольцы возвратились на родину. Все они были награждены серебряной медалью "За защиту Севастополя" и бронзовой "В память Крымской войны 1853-1856 гг.".

Наши врачи в знак благодарности за братскую помощь в память о тяжелом совместном труде заказали серебряную медаль, ставшую сейчас нумизматической редкостью. На лицевой стороне медали выгравирован равноконечный крест, медицинский знак и слова "Севастополь. Сделано все что можно", а на обороте -"Американским коллегам от благодарных русских врачей в память о совместных трудах и лишениях".

Н.И.Пирогов как врач трудился не щадя сил, поражая окружающих своей работоспособностью, желанием везде успеть оказать посильную помощь. 1 июня 1855 года он, больной, измученный физически и нравственно, уехал из Севастополя в Петербург, но не отдыхать, а как пишет в письме к И.В.Бертенсону: "чем-нибудь способствовать перемене военно-врачебного дела в Севастополе к лучшему" [1950]. В докладной записке "Об организации помощи раненым" на имя военного министра В.А.Долгорукова Н.И.Пирогов изложил ряд мероприятий, касающихся управления военно-полевой медицинской службой. И не ожидая ответа, с группой вновь набранных врачей снова уехал на театр военных действий.

В Крыму судьба подарила Н.И.Пирогову неожиданные встречи с известными замечательными личностями.

Ученый восхищался героическими действиями адмиралов В.А.Корнилова, В.И.Истомина и П.С.Нахимова, руководивших обороной Севастополя, имена которых вписаны в историю героической защиты города.

Широко известно имя легендарного матроса - славного сына украинского народа, Петра Марковича Кошки. В одном из писем к жене в январе 1855 года Николай Иванович писал: "Теперь в госпитале на перевязочном пункте лежит матрос Кошка, по прозванию; он сделался знаменитым человеком; его посещали и великие князья. Кошка этот не только ночью, а и днем чудеса делал под выстрелами" [1950]. Он трижды был удостоен Знака отличия Военного ордена и считался кавалером трех степеней. С многочисленными героями Крымской войны в панораме "Героическая оборона Севастополя 1854-1855 гг." установлен бронзовый бюст матроса Кошки, а в его родном селе Ометинцы Немировского района на Винниччине воздвигнут памятник.

Невзирая на исключительную занятость, Н.И.Пирогов выкраивал время для занятий с врачами, читая им лекции по военно-полевой хирургии. Посещал их и молодой офицер, будущий великий писатель, автор "Севастопольских рассказов" Лев Николаевич Толстой. Многие прогрессивные деятели того времени, желая быть полезными Родине, стремились в осажденный Севастополь. Подал рапорт и был направлен туда и Лев Николаевич. На картах 1854 года в Севастополе есть место, которое называлось четвертым бастионом (в настоящее время - Исторический бульвар). Именно там молодой офицер Лев Толстой командовал пятиорудийной батареей, прикрывая переправу наших войск через бухту на Северную сторону. "За нахождение во время бомбардирования на Язоновском редуте четвертого бастиона, хладнокровие и распорядительность" [1983] был переведен в звание поручика и награжден орденом Св.Анны 4-й степени. Много лет спустя, вспоминая Крымскую войну, Лев Николаевич говорил о Н.И.Пирогове с большой симпатией и уважением: "Пирогов много доброго сделал" [1979].

В октябре 1855 года в Симферополе произошла встреча двух великих ученых - Н.И.Пирогова и Д.И.Менделеева. Известный химик, автор периодического закона химических элементов, а тогда скромный учитель Симферопольской гимназии, обратился к Николаю Ивановичу за консультацией по рекомендации петербургского лейб-медика Н.Ф.Здекауэра, который находил у Менделеева туберкулез и что, по его мнению, жить больному осталось несколько месяцев. Это было очевидно: огромные перегрузки, которые взвалил на свои плечи 19-летний юноша, и сырой климат Петербурга, где он учился, отрицательно сказались на его здоровье. Н.И.Пирогов не подтвердил диагноз своего коллеги, назначил необходимое лечение и этим вернул больного к жизни. Впоследствии Д.И.Менделеев с восторгом отзывался о Николае Ивановиче: "Вот это был врач! Насквозь человека видел и сразу мою натуру понял" [ 1938].

Н.А.Некрасов, будучи редактором журнала "Современник", тепло и восторженно отзывался о деятельности Н.И.Пирогова в Крыму. Рецензируя статью очевидца крымских событий Н.В.Берга, цитировал слова автора: "Вы сходите на перевязочный пункт в город, там Пирогов; когда он делает операцию, надо стать на колени". Говоря о благородной, самоотверженной и столь благодетельной деятельности выдающегося хирурга, А.Н.Некрасов далее писал: "Это подвиг не только медика, но и человека. Надо послушать людей, приезжающих из-под Севастополя, что и как делал там г. Пирогов? Зато нет солдата под Севастополем, нет солдатки или матроски, которая не благословляла бы имени г. Пирогова и не учила бы своего ребенка произносить это имя с благоговением... Если есть в настоящее время личности, которым сердце отдает охотно и безраздельно лучшие свои симпатии, то, конечно, к таким личностям принадлежит г. Пирогов. Припоминая его прекрасную и неутомимую деятельность, приходишь к убеждению, что слова: бескорыстное служение Добру и Науке - заключают в себе великий и благородный смысл!" [1950].

В декабре 1855 года ученый оставляет Крым. "Теперь не без чувства гордости вспоминаешь прожитое. Мы, взаправду, имеем право гордиться, что стойко выдержали Крымскую войну, - ее нельзя сравнивать ни с какою другою" [1950], - писал он.

За заслуги в оказании помощи раненым и больным Н.И.Пирогов был награжден орденом Св. Станислава 1-й степени.

Огромный опыт, накопленный ученым на Кавказе и в Крыму, а в дальнейшем во время франко-прусской и русско-турецкой войн, легли в основу его бессмертных трудов по военной медицине: "Отчет о путешествии по Кавказу", "Начала общей военно-полевой хирургии", "Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 г.", "Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877-1878 гг.".

Имя Н.И.Пирогова неразрывно связано с Крымом.

Крымчане свято чтят память великого хирурга. Всем, кто бывал в городе-герое, знакома панорама "Героическая оборона Севастополя 1854-1855 гг.", созданная известным художником-баталистом Ф.А. Рубо. Это замечательный памятник, увековечивший героизм защитников города во время Крымской войны. Один из фрагментов панорамы запечатлел Н.И.Пирогова на перевязочном пункте Малахова кургана в день ожесточенного штурма 6 июня 1855 года. В нише панорамы установлен бюст ученого работы скульптора Смерчинского.

Имя Н.И.Пирогова носят медицинские учреждения г.Севастополя - первая городская больница и военно-морской госпиталь, на территории которых ему установлены памятники.

Имя ученого присвоено Сакскому центральному военному клиническому санаторию.

Мемориальные доски в память пребывания Пирогова в Симферополе установлены на здании Республиканской универсальной научной библиотеки имени И. Франко и Крымского медицинского университета, где во время Крымской войны размещались госпитали, в которых работали Н.И.Пирогов и С.П.Боткин.

В ноябре 1985 года в Севастополе проходили Пироговские чтения, посвященные 175-летию со дня рождения ученого. Почтить память великого соотечественника собрались видные ученые страны, которые в своих выступлениях высоко оценили деятельность Н.И.Пирогова как талантливого хирурга, ученого и общественного деятеля, и его роль как руководителя и организатора медицинского обеспечения боевых действий войск во время Крымской войны.

Крымская астрофизическая обсерватория открыла новую малую планету, утвержденную Международным центром по малым планетам (США). По предложению первооткрывателя Н.С.Черных малая планета 2506 названа именем Н.И.Пирогова.

Имя Николая Ивановича Пирогова и его жизнь всегда остаются примером гениальности, бескорыстного служения народу, беззаветного чувства патриотизма, самоотверженного служения высоким принципам и идеалам великого милосердия и будут всегда светить людям, как та негасимая звезда на небосклоне, которая носит имя великого ученого.

Литература:

  1. Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины//Вестник Европы.- 1898.-№3.-С146.
  2. Великая княгиня Елена Павловна //Рус. архив,- 1881,- №5-6.- С.300.
  3. Воспоминания графини Антонины Дмитриевны Блудовой //Рус. архив.- 1878.- Кн.З, №9-12.- С.363.
  4. Младенцев М.Н., Тищенко В.Е. Д.И.Менделеев, его жизнь и деятельность. Т.1.- М.-Л., 1938.- С.110.
  5. Некрасов Н.А, Поли. Собр. соч. и писем: В15т.-М., 1950.-Т.9.-С.304.
  6. Пирогов Н.И. Отчет о хирургических пособиях, оказанных раненым во время осады и занятия укрепления Салты //Военно-мед. журнал.-1847.-Т.50, №1.-С27.
  7. Пирогов Н.И. Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 году.-СПб., 1871.-С.60.
  8. Пирогов Н.И. Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии 1877-1878 гг.- Ч.2.- СПб., 1879.-С.2.
  9. Пирогов Н.И. Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии 1877-1878 гг.- СПб., 1879.-С.148.
  10. Пирогов Н.И. Севастопольские письма: 1854-1855.- СПб., 1907.- С.52.
  11. Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии.- 4.1.- М.-Л., 1941 .-С.23.
  12. Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии.-4.1.-М.-Л., 1941.-С.ЗЗ.
  13. Пирогов Н.И. Начала общей военно-полевой хирургии.- 4.2.- М.-Л., 1944.-С.384.
  14. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.148.
  15. Пирогов Н.И.Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.198.
  16. Пирогов Н.И. Собр. соч.: В 8т.- М., 1961 .-Т.5.-С.40.
  17. Пирогов Н.И. Докладная записка о наградах и содержании врачей от 22 дек. 1855 г. //Собр.соч.: В 8 т.-М., 1961.-Т.5.-С.505.
  18. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 6 дек. 1854 г., Севастополь // Пирогов Н.И. Севастопольские письма 1854-1855.- СПб., 1907.-С.80.
  19. Письмо Н.И.Пирогова Э.Ф.Раден от 27 фев. 1876 г., Вишня //Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания,- М., 1950.-С.196.
  20. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 24-28 нояб. 1854 г. //Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.20.
  21. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 6 дек. 1854 г., Севастополь // Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.28.
  22. Письмо Н.И.Пирогова Э.Ф.Раден от 27 фев. 1876г.,с.Вишня//Пиро Пирогов Н.И. Докладная записка о наградах и содержании врачей от 22 дек. 1855 г. //Собр.соч.: В 8 т.-М., 1961.-Т.5.-С.505.
  23. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 6 дек. 1854 г., Севастополь // Пирогов Н.И. Севастопольские письма 1854-1855.- СПб., 1907.-С.80.
  24. Письмо Н.И.Пирогова Э.Ф.Раден от 27 фев. 1876 г., Вишня //Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания,- М., 1950.-С.196.
  25. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 24-28 нояб. 1854 г. //Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.20.
  26. Письмо Н.И.Пирогова А.А.Пироговой от 6 дек. 1854 г., Севастополь // Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания.- М., 1950.- С.28.
Мапа сайту  E-mail  На головну  
Вверх
Made in: METASTUDIO
Copyright © 2006 Національний музей-садиба М.І. Пирогова. Вінниця, Україна